Jun. 10th, 2011

geschenka: (Вуди)
Я уже писала, что мне было 5 лет, когда бабушка съездила в Америку. В семье было решено не говорить мне, где побывала бабушка, чтобы я не разболтала в детском саду. Думаю, дело тут было не в шифровке от кей-джи-би, они ведь и так были в курсе всего. Дело было просто в том, что болтовня в ту пору считалась лишней. Иногда она, впрочем, бывает лишней и сейчас.

:) (кто бы говорил)...

Итак, мне сказали, что бабушка была в Ленинграде. И у меня в голове возникла страшная путаница - я была уверена, что в Ленинграде все ходят в длинных цветастых платьях до пола и в туфлях на гигантских платформах (помните, это все в "Форресте Гампе" живописно показано), что там старушки превращают свою седину в голубизну, что в Ленинграде океан и Диснейленд. А еще... из Ленинграда мне было привезено клетчатое пальтецо и длинное платье, в котором я потом несколько лет с успехом выступала на сцене (я училась в музыкалке по классу арфы).

Между тем, Хайман писал письма.

Когда я смотрю кино "Черная роза - эмблема печали, красная роза - эмблема любви", я все время вспоминаю Хаймана. Помните, там есть такой эпизод - мальчик, у которого в квартире и происходит вся котавасия, получает регулярно письма от дедушки из Франции? Дедушка все время ему пишет, мол, приезжай. Ну, то есть, это основной посыл. А фон такой - дескать, эти разряженные козлики нелепо стоят на своем мавзолее и машут народу лапками, и от этого дедулю из Франции тошнит.

Хайман никогда не писал таких писем. Его письма были кратки и солнечны, как лос-анджелесское утро (мне довелось потом пару раз быть проездом в Лос-Анджелесе, так что я в курсе:)). Мол, дела у меня хороши, все хорошо, передаю всем привет. Никакой критики существующего строя, ничего. Думаю, он понимал, что жить в СССР - тоже выбор, и этот выбор достоин уважения.

"Your uncle Hyman" - стояло в конце каждого письма. Да-да, Хайман писал письма по-английски, потому что у него была пишущая машинка с латинским шрифтом... И хотя он прекрасно говорил по-русски... Помните, он же покинул свое местечко, когда ему было 18 лет... В общем, он знал идиш, иврит, английский... А по-русски он не мог писать. Вот такая история.

Сюр заключается в том, что в нашей семье английским владела только я. Ну, то есть, я его начала учить со второго класса моей спецшколы. И в общем и целом постепенно я начала расшифровывать заокеанские записочки. Бабушка же не только не знала английского, но и обожала коверкать даже русские слова. Например, ей нравилось вместо "один момент" говорить "один мэнт", а вместо "половник" - "аполоник"...:) Или даже "апоЛЛоник":) В общем, дядюшка Хайман, благодаря своей подписи, быстренько превратился у нее в дядюшку Хумана. Дедушка же (муж бабушки, папа моего папы) вечно стебал эти бабушкины закидоны. И тут же переделал Хумана в Нутапа. С тех пор я дома про Хаймана говорю "дядюшка Нутап", мне это напоминает "Семейку Аддамс" и дядюшку Ник-нэка (помните? "Летний костюм дядюшки Ник-нэка.... зимний костюм дядюшки Ник-Нэка... дядюшка Ник-Нэк!"  - это Мортиша так шкаф перебирает...)

В общем, Нутап писал письма. Я их переводила. А в 1985 году, когда ему исполнилось сто лет, он отправил посылки всем правнукам своего покойного родного брата, бабушкиного отца. Посылки ушли в Харьков, в Питер и в Москву. И пришли, конечно же. Это было фееричное шмотье, мне было как раз 15 лет, я ничего подобного никогда вообще не видела! Голубые штаны-бананы! Полосатая кофточка! Сиреневый свитер с горлом а-ля "земля в иллюминаторе"! Спортивный костюм с "крокодильчиком" (извините, это была ЛаКоста, как потом выяснилось))). Вы не представляете, что было со мной, когда я все это надела! Я стеснялась выйти в этом на улицу... Год, наверное, привыкала к обновкам:) Вот какое было время!:)

Головы были чугунные. Но и это прошло. Грянула перестройка. Объявились какие-то дальние родственники, я не помню, кто они, вроде бы, из СПб. Какие-то пенсионеры, помню лишь имя - Семен. В общем, этот Семен на волне перестройки покатил в Америку. И там завис.

Дядюшка Хайман писал все реже. Как-то плохо себя чувствовал. А потом Семен прислал бабушке единственное письмо, в котором было фото: плоское надгробье, вдавленное в траву. Вокруг - открытые газоны с другими такими надгробьями и большими деревьями, как в Голливудских фильмах. На камне было написано: BELOVED UNCLE HYMAN. Да, дядюшка Нутап скончался в возрасте 105 лет.

А что же его миллионы?..
Продолжение следует. Начало: раз, два, три.

Profile

geschenka: (Default)
geschenka

January 2015

S M T W T F S
    123
45678910
1112131415 1617
18192021222324
25262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:33 am
Powered by Dreamwidth Studios